Евгений Шнуровский (evgggen) wrote,
Евгений Шнуровский
evgggen

Categories:

Не извозом единым жива Птица-Тройка!

Оригинал взят у evgggen в Не извозом единым жива Птица-Тройка!
Известное выражение "Не хлебом единым жив человек" применительно к русской тройке можно перефразировать так:
"Не извозом единым жива русская тройка".

1. Важной отличительной особенностью троечной упряжки являются ее обильные украшения. Красочно декорировались хомуты. Помимо росписи и резьбы, которыми покрывались деревянные клещи хомута, часто применялась узорная тисненая кожа и особенно металлический набор на кожаной покрышке. Металлический набор из литых деталей разной формы вообще широко использовался в упряжки, давая красивые сочетания с кожей седелок, шлей, узд, шорок. В качестве металла употреблялись сплавы меди с никелем или цинком, посеребренная медь, иногда серебро. Помимо металлического набора, упряжь снабжалась кистями, без которых невозможно себе представить русскую тройку. Кисти прикреплялись на уздах и шлеях, свисая спереди и по бокам лошадей.
Но предметом особой гордости являлась дуга коренника, богато украшенная художественной росписью и резьбой. Резной узор состоял из ромбов, кругов, треугольников и других фигур. Что касается росписи, то поначалу особой популярностью пользовались дуги, расписанные золотой краской. Золоченая дуга должна была "гореть" на расстоянии и резко выделяться на фоне поля или леса. "А дуга-то, дуга - в золоте сияет...", - писал поэт Иван Никитин в стихотворении "Выезд троечника". Позднее на золотой фон стали наносить тонкий графический узор черной или красноватой красками. Этот узор создавал ритмические сплетения стеблей, цветов, зубчатых листьев.
В 60-е годы XIX века золоченые дуги были вытеснены живописными. Их роспись состояла из красных розанов и синих гроздей винограда, собранных в крупные цветовые контрастные сгустки, а также зеленых трав. Роспись оживлялась ритмичными белыми бликами. Яркие живописные дуги были заметны издалека так же, как золоченые. Кроме прикладной цели - видеть тройку с дальнего расстояния, была еще цель эстетическая радовать взор.

2. В последней трети XVIII века кто-то придумал использовать для сигнальных нужд бронзовый колокольчик, миниатюрную копию церковного колокола, столь любимого в народе. Удобное место для подвески колокольчика сразу нашлось — дуга над головой коренника тройки. Колокольчик туго привязывался к средней части дуги сыромятным кожаным ремнем. Во время езды раскачивался язык, который бил по внутренней стороне стенки колокольчика и тем самым производил звон. Колокольчик, подвешенный под дугой тройки, стали называть поддужным, а также почтовым или ямским.
Поддужные колокольчики выполняли две функции. Главной была сигнальная. Колокольчик издавал громкий, требовательный звон, который был слышен за две версты. Другая функция эстетическая. Курьерам, пассажирам и ямщикам приходилось преодолевать огромные расстояния по бескрайним российским просторам. Приятный звон колокольчика, радуя слух, скрашивал однообразие утомительной езды, которая нередко растягивалась на много дней. Поэтому звон колокольчика был одновременно и сильным, и нежным. Еще раз заметим, что такие понятия, как тройка, дуга, поддужный колокольчик, были чисто русскими и за пределами тогдашней России не встречались. Звон колокольчика лихой тройки как бы олицетворял удаль и волю русского народа.
Езда на тройках с колокольчиками в XIX веке стала очень популярной. Вслед за почтовыми тройками появились тройки многочисленных частных владельцев. Потребности в изготовлении колокольчиков быстро росли. Литье колокольчиков в России с самого начала приняло кустарный характер. Кустарные предприятия были мелкими, но получили широкое распространение во многих городах и селениях страны. Родоначальником кустарного промысла по изготовлению почтовых колокольчиков стал город Валдай Новгородской губернии, который выгодно располагался посредине тракта Петербург — Москва, главной почтовой магистрали России. По названию города Валдая поддужные колокольчики часто называли валдайскими.
Многие мастера любили снабжать свои изделия литыми надписями и украшениями. Год изготовления обозначался с начала XIX века. Часто ставилось имя мастера и место изготовления. Интересны отлитые на колокольчиках всевозможные крылатые фразы: «Дар Валдая» (слова из песенной строки «И колокольчик — дар Валдая»), «Кого люблю, того дарю», «Купи, не скупись, езди, веселись», «Звенит — потешает, ездить поспешает» и другие. Широко применялся различного рода орнамент. Излюбленными изобразительными мотивами были одноглавый и двуглавый орлы, святой Георгий Победоносец.
Езда троек со звоном, принявшая массовый характер, нередко вносила сумятицу в работу почтовой службы. Ямщики на почтовых станциях, заслышав звон колокольчика, часто бывали не готовы, думая, что едет какое-то частное лицо, а не почта. Многочисленные жалобы почтового ведомства на любителей ездить со звоном привели к тому, что правительство не раз в XIX веке издавало постановления, запрещавшие употребление колокольчиков частными лицами. Разрешение давалось только тем, кто служил на почте или в земской полиции, и лишь на время исполнения ими служебных обязанностей.
Однако подобные запреты научились обходить. С середины XIX века на шеи всех трех лошадей стали надевать кожаные ошейники с укрепленными на них гирляндами бронзовых бубенцов. Устройство бубенца в виде глухого полого шара с дробиной внутри не позволяло, в отличие от раскрытого колокольчика с подвешенным языком, извлекать сильный звук. Поэтому на бубенцы запреты не распространялись, и эти приятие звучащие предметы можно было применять в неограниченном количестве. Отсутствие ограничений на число употребляемых бубенцов привело к тому, что из множества бубенцов, подобранных по размеру, а следовательно, и по тону, стали создавать «гамму» — созвучную группу, производившую при езде «согласный» звон.
К концу XIX века запреты на применение колокольчиков утратили свою силу. На тройках стали одновременно употребляться как бубенцы, так и колокольчики. Два-три десятка бубенцов вместе с 1-3 колокольчиками специально подбирались в созвучие. Этот ансамбль был по своему звучанию совершенно неповторим и вошел в историю под названием «ямской гармони».

http://www.zooclub.ru/horses/8.shtml

То есть, Птица-Тройка символизирует ещё и поэтичность русского народа - помимо его силы, лихости, трудолюбия, державности и т.д.
Русская духовность - не плоско-прагматичная, а объёмная: прагматика плюс поэтика.
Это дополняет уже описанную мною "объёмно-шестиричную" направленность Русского движения-расширения:
http://natur-christ.livejournal.com/42392.html
Это лишний раз указывает на необходимость отказа от вульгарно-материалистического Прогресса в пользу Ноогресса: равновесия духовного и материального:
http://www.proza.ru/2011/03/16/1642

Птица-Тройка послужит символом лидерства России и на этом пути. Её шестиричность сродни шестиричности символа Ноогресса:


Ж-шестеричность символизирует оси координат, объясняющие устройство шестимерного мира. Симметричность трёхмерной "тёмной материи" и трёхмерной обычной материи - обозначается Ж-структурой. Этим самым и показывается Развитие без перекосов в материальное или духовное:
http://www.proza.ru/2011/11/13/805
То есть, на символе Ноогресса - Ж-симметрия-оптимальность-гармония "тёмноматериального", духовного (чёрный цвет осей координат - значит, непонятный, неизученный) и материального (белый цвет осей координат). Сам Символ Развития - чёрно-белого цвета, потому что Развитие начинается с тёмноматериально-духовной сферы и продолжается в материальной.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments